Рубрика «Комментарии эксперта» ставит под собой задачу прокомментировать мнения различных авторов по вопросам считывания невербальной информации и неинструментальной детекции лжи. Ведь ни для кого не секрет, что далеко не всегда эти мнения соответствуют практическому опыту и обладают однозначностью толкований. Давая свою экспертную оценку мы стараемся восполнить данный недостаток, чтобы у читателя появилось наиболее четкое и сбалансированное видение предмета с разных точек зрения.

Сегодня в рубрике «Комментарии эксперта» мы рассмотрим фрагмент книги Пола Экмана «Психология лжи», касающийся изменений тональности голоса, когда человек лжет. Комментирует Андрей Яценко, руководитель проекта, эксперт в области неинструментальной детекции лжи.


«Тон голоса также может выдавать обман. В то время как большинство людей считают, что тон голоса отражает испытываемые в данный момент эмоции, научные исследования до сих пор еще не доказали этого. Известно много способов различать приятные и неприятные голоса, но пока не известно, будет ли голос звучать по-разному при разных отрицательных эмоциях: при гневе, страхе, грусти, отвращении или презрении. Я думаю, со временем такие различия будут обнаружены. Пока же опишу то, что уже известно и может оказаться полезным.»

Комментарий эксперта:
Тональность голоса всегда зависит от уровня эмоциональности субъекта. Этот признак появляется из-за выбрасывания в кровь гормонов стресса. Потому как по сути любая эмоция это стресс, предназначенный для подготовки человека к тому, чтобы быстро отреагировать на изменения в окружающей среде. Другое дело, что тональность, как проявления следа «гормональных реакций», достаточно неспецифичный признак. И нет смысла различать конкретную эмоцию по тональности. Для этого есть много более специфичных признаков, особенно в мимике. А вот показатель стресса «на ровном месте», о котором дает четкую информацию изменение тональности голоса, как раз изрядно помогает в распознавании лжи.

«Более всего изученным признаком проявления эмоций в голосе является повышение тона. То, что у расстроенных людей высота голоса возрастает, показали почти 70% экспериментов. Это особенно справедливо, вероятно, в тех случаях, когда люди испытывают гнев или страх. Есть некоторые свидетельства того, что при грусти высота голоса падает, но это еще не доказано. Ученым пока не известно меняется ли высота голоса при волнении, огорчении, отвращении или презрении многообещающими выглядят другие, хотя и не так хорошо изученные признаки эмоций: более громкая и более быстрая речь при гневе или страхе или более тихая и более медленная речь при грусти.»

Комментарий эксперта:
Лучше всего не путать себя и, том случае если для Вас стоит задача учесть тональность голоса как признак в верификации лжи, оперировать не понятиями конкретных эмоций, а понятиями процессов «возбуждение» и «торможение». Под возбуждением из сильных эмоциональных состояний следует понимать прежде всего нервозность, страх и гнев, а под торможением — грусть и, самое главное, контроль.

«Вероятно, прорыв в этой области произойдет, когда займутся изучением таких аспектов голосовых характеристик, как тон, изменения, связанные с дыханием, и энергетический спектр в разных частотных диапазонах.

Эмоциональные изменения голоса скрыть нелегко. Если лгут главным образом о непосредственно испытываемых в момент произнесения лжи эмоциях, шансы, что произойдет утечка информации, достаточно велики. Если целью лжи является сокрытие страха или гнева, голос будет выше и громче, а речь, возможно, быстрее. Прямо противоположные изменения голоса могут выдать чувство грусти, которое пытается скрыть обманщик.

При внезапном возникновении эмоций звук голоса может также выдавать ложь, не направленную на сокрытие эмоционального состояния. Боязнь разоблачения непременно отразится на голосе. Такие же изменения в голосе могут вызвать вину и грусть, но это пока только догадка. Пока не ясно, может ли быть определен по голосу и измерен восторг надувательства. Вообще мне представляется, что любой вид волнения накладывает характерный отпечаток на звучание голоса, но это еще не установлено научно.»

Комментарий эксперта:
Как ни странно, даже в таком простом вопросе как изучение изменения тональности речи и его связи с эмоциями, автор демонстрирует явную неуверенность. И это даже не дефект перевода. Вы можете сами видеть признаки неуверенности в оборотах «возможно», «вероятно», «это пока только догадка» и «это не установлено научно». Все дело в том, что Экман начинал свои исследования в конце 60-х и фундамент данной книги закладывался в начале 70-х. В настоящее время все изложенные факты уже подтверждены научно и не вызывают сомнения.

Сам факт лжи, если он в данный момент высоко значим, всегда сам по себе вызывает эмоцию. Это явление носит название — связанное с ложью эмоциональное состояние. Чаще всего оно сопровождается процессами возбуждения (страх, гнев, нервозность) и соответственно ростом тональности, скорости и громкости речи.

«Наш эксперимент со студентками-медсестрами впервые документально зафиксировал изменение высоты голоса лгущего человека.

Мы обнаружили, что при обмане высота голоса возрастала. Возможно, это происходило по-тому, что студентки чувствовали страх. Они испытывали его по двум причинам. Мы сделали все возможное, чтобы создать впечатление, что от успеха зависит очень многое. Это было нужно для того, чтобы усилить боязнь разоблачения. К тому же зрелище неприятных медицинских сцен вызвало у некоторых медсестер эмпатический страх. Мы могли бы и не обнаружить этого, если бы страх был слабее. Предположим, исследования проводили бы среди людей, на чью карьеру они не могли повлиять, для которых это было бы только экспериментом. Мотивация была бы слабой, и испытываемого страха могло оказаться недостаточно для изменения высоты голоса. Или, предположим, мы показали бы студенткам фильм об умирающем ребенке, что вызвало бы скорее печаль, а не страх. Хотя страх быть уличенным во лжи увеличил бы высоту их голоса, эта реакция была бы сведена на нет чувством печали, которое снижает тон.»

Комментарий эксперта:
Действительно, нередко тон повышается, когда мы сталкиваемся с эмоциями, связанными с ложью, например страхом или с банальной нервозностью. Но о чем совершенно не пишет Экман, так это о том, что повышение тональности как следствие стресса у подозреваемых чаще всего возникает, когда вы имеете дело с неискушенными людьми. При работе с более опытным лжецами Вы нередко сталкиваетесь с состоянием речевого и мимического контроля, когда собеседник стремится выдать как можно меньше информации, которая потенциально может его разоблачить.

При включении мимического контроля тональность, скорость и громкость речи падают. Могут усиливаться речевые ошибки, паузы становятся длиннее и возрастает фрагментация речи. Кроме того, часто в мимических признаках Вы начинаете замечать следы контроля речи. Вообще, контроль — комплексная вещь. Когда Ваш респондент начинает контролировать себя — это четко проявляется и в его теле и в мимике и в речи.

Из моей практики консалтинга переговоров могу сказать, что более-менее опытные люди в момент лжи (особенно чуть подготовленной) демонстрируют усиление контроля примерно в 85% случаях. Исключение составляют ситуации, когда Вы откровенно физически или морально давите на собеседника, дестабилизируя его эмоциональное состояние и вызывая «срыв» реакций контроля. В такой ситуации все связанные с ложью эмоциональные состояния начинают быть хорошо заметны.

«Повышение тона голоса не является индикатором лжи; это признак страха или гнева и, возможно, возбуждения. В нашем эксперименте наличие этих эмоций, обнаруженное благодаря голосу, помогло уличить во лжи студентку, утверждавшую, что фильм о цветах вызывает у нее восхитительное чувство душевного покоя. Однако не следует всякое проявление эмоций в голосе интерпретировать как свидетельство обмана. Правдивый человек, боясь, что ему не поверят, может из-за этого повышать голос так же, как и лжец, боящийся быть уличенным. Проблема заключается в том, что не только лжецы, но и абсолютно невиновные люди испытывают порой эмоциональное возбуждение.»

Комментарий эксперта:
Совершенно верно, эмоция — признак стресса. Но если Вы видите в человеке начало стрессовой реакции и при этом не провоцировали ее своим поведением или изменением окружающей среды — значит изменилось что-то внутри вашего собеседника. А что в его рассказе вызвало стресс у него самого? Совершенно верно, нередко это может быть именно ложь. Но, тем не менее, одних признаков стресса мало, чтобы уличить человека во лжи. Вам необходимо подходить к верификации лжи комплексно и обязательно смотреть наличие и других признаков.

(с) Андрей Яценко для проекта «Психология лжи»